hannahlit: (feathered)
Сколько можно кормить несъедобными баснями,
Уговаривать попусту - дескать, держись!
За полгода такого зима наколбасила -
Не исправить за целую жизнь.

В очаге оседает раскисшая сажица,
Позабыты в амбарах пустые кули -
Все равно ни зерна не осталось, ни саженца,
Только мертвые в землю легли.

И не спрашивай, чем и кого прогневили мы,
Никакой за собою не зная вины:
Прежде мы уповали на то, что невидимы,
Ныне сетуем, что не видны.

И, не чувствуя больше, как руки озябли, как
Добела обморожены щеки и лоб,
Достает из кармана огрызок от яблока
И бросает в ближайший сугроб.
hannahlit: (Default)
Дремлет в парадном зале зеленый стяг,
Едкий дух лошадиный сбивает с ног.
Знать бы, на чьих камнях и на чьих костях
Выстроен был сей золотой чертог.
Все угощенье их - пепел, песок, зола,
Длинные речи - словно прокисший мёд.
Этот - сидит с другой стороны стола,
Смотрит не отываясь и пиво пьёт.
Так не глядят на чужих невест или жён -
Трудно голодные взгляды не устеречь.
Этот - спокоен, и холоден, и тяжел,
Будто не чашу сжимает в руке, а меч.
hannahlit: (Default)
Я думаю - какой же ты дурак! -
Кивая в лад давно привычным бредням.
Добро б ты был обыкновенный, средний,
Такой как все - любитель пьяных драк,
Грудастых баб, охотничьих собак,
Душевных разговоров "по последней",
А что там хочет выросший наследник,
Неважно - перетопчется и так.
Но каждый раз, когда тебе я лгу
Назло твоим безумным идеалам,
Мне снится лес, и тени на снегу,
И пятна крови на боку подпалом,
И ночь последним щерится оскалом,
А утро бьет в ответ наверняка:
Терпи, раз полюбила дурака.

Нет, дамы и господа, я не буду это сносить.
hannahlit: (Default)
Узловатую нитку дороги смотаю в клубок
И в карман положу до исхода осеннего дня.
Кто подарит мне спелое яблоко - розовый бок,
Кто полюбит меня?

Скоро зимнее утро начнется с удара под дых,
Под периною свадебной пальцы застынут во сне,
Станет трудно тебе, молодому, в Земле молодых
Вспоминать обо мне.

Скоро кончится темное пиво на нашем столе,
Наливаешь - успей пожалеть, что осталась живой.
Слышишь, кони чужие идут по замерзшей земле
Над твоей головой.
hannahlit: (Default)
Кроме варева и печева,
Да некрашеного льна,
Здесь и взять особо нечего:
Ни напиться допьяна,

Ни поесть, чтоб шубы треснули
На тяжелых животах.
Не дают и девки местные -
Ни за деньги, ни за так.

Это что ж выходит - бросили,
Поимели задарма?
Холодает. Дело к осени.
А за ней придет зима.
hannahlit: (Default)
Это опыт - неверный спутник, дурной советчик,
В зеркалах меня безжалостно стерегущий.
Надевает осень ивовый тусклый венчик,
Поправляет брови, подводит глаза погуще.

Отражение торопливой повадки птичьей -
Каблучков ее рябиновых злая тяжесть.
Возвращается муж с охоты, везет добычу,
И поди пойми, у которой сегодня ляжет.

Не гадаю, кому сдавалась и с кем боролась,
Не оправдываюсь - мол, этого и боялась,
Но пока слышны за дверью шаги и голос,
Наклонюсь - поймать упавшее одеяло.

Profile

hannahlit: (Default)
hannahlit

April 2011

S M T W T F S
     12
345 6789
10111213141516
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 08:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios