hannahlit: (Default)
во дворе оседает сугроб отпечатками лап
переписанный набело время сменило расклад
не спиральный так сетчатый свет феаноровых ламп
убывает зажатый в кулак

просыпается город сырыми ветрами продут
продирает больные глаза и трясет головой
и решает что лампы всего лишь побочный продукт
обиходный проект типовой

по карнизу в холодную комнату льется восход
словно капает кровью с ножа
а в соседней жилой на окне умывается кот
вот его-то особенно жаль
hannahlit: (Default)
Что замысел божий велик,
А смертный рассудок мал,
Уже объяснили - старательно и подробно.
Зачем тебе это золото, Вальдемар?
Сидел бы, как говорится, на стуле ровно.

Увидишь, тебе понравится: поглупей,
Говяжьей подливой рабочий сюртук заляпай,
Прислугу наказывай, горькое пиво пей,
Сгибайся, дворцовый паркет подметая шляпой,

Потом трехэтажный парик с головы стяни,
За стены хватаясь, домой неохотно топай -
И лучше тебе не знать, за какой из них
Другой повторяет твой неудачный опыт.

Update: по немногочисленным просьбам трудящихся задаю вам вопрос, друзья и френды: а нужна ли вам будет моя книжка, если таковая появится?
hannahlit: (Default)
так и быть не уступят за двадцать отдам пятьдесят
а впридачу изрядно поюзанный город в котором
три оплывшие музы на крыше театра тусят
и курсивная сена течет по пластмассовым шторам

загибаясь от старости им до морозов висеть
как всегда невозможно уйти невозможно остаться
взять хотя бы соседний ручей под названьем исеть
вон как чешет на юг спотыкаясь у атомных станций

всю динамику статику тож он легко опроверг
без огня и железа наладил сухую возгонку
здесь куда ни пойдешь все едино получится вверх
а захочешь вернуться опять поднимаешься в горку

нет я здесь не жила в основном у подъезда ждала
и ушла не дождавшись спасибо ему и за это
словом деньги вперед из окошка напротив стрела
налагает печать на бумажное сердце поэта

Весна, господа, не принимайте всерьез :)
hannahlit: (Default)
Как там было: "В законные жены беру тебя"?
Золотые слова - результат налицо:
Целый день напролет королева Берутиэль
С безымянного пальца снимает кольцо.

Как всегда, занавешены окна тюрьмы ее
И заложен тяжелый засов на двери.
И шнурок продевала, и палец намылила -
Не снимается, кошки его раздери!

Вот еще бы чуть-чуть... Но чуть-чуть не считается,
Не слезает - и кто бы тут ни был виной,
Ненавистной земли непонятное таинство
Не разъять никому - только смерти одной.

От обиды и боли прошибла слеза уже,
И такая в покоях царит тишина,
Что не спросишь, за кем она больше не замужем,
Не расскажешь, на ком он уже не женат.

Да и верно - не время гадать или спрашивать,
Видишь, вот он ответ - веселы и легки,
По лазурному полю, покуда не страшные,
Убегают серебряных волн завитки.
hannahlit: (feathered)
Сколько можно кормить несъедобными баснями,
Уговаривать попусту - дескать, держись!
За полгода такого зима наколбасила -
Не исправить за целую жизнь.

В очаге оседает раскисшая сажица,
Позабыты в амбарах пустые кули -
Все равно ни зерна не осталось, ни саженца,
Только мертвые в землю легли.

И не спрашивай, чем и кого прогневили мы,
Никакой за собою не зная вины:
Прежде мы уповали на то, что невидимы,
Ныне сетуем, что не видны.

И, не чувствуя больше, как руки озябли, как
Добела обморожены щеки и лоб,
Достает из кармана огрызок от яблока
И бросает в ближайший сугроб.
hannahlit: (Default)
- Пришел, куда ж я денусь. С кем, со мной?
Да глупости, подумаешь - стреляли.
Промазали - должно быть, выходной
В какой-то из небесных канцелярий.

Дробится небо в слюдяном окне -
Не разобрать ни времени, ни места.
А до конца эпохи - десять дней,
Одна любовь и полстакана эстель.
hannahlit: (Default)
Больше ее не зову по имени -
Как же - разжалован в третьи лишние.
Тот, довоенный, кричал - люби меня!
Этот, вернувшийся, пленом вышколен.

Небо склонилось над нашим городом,
Выглянешь - стрелами сыплет медными.
Если смирение паче гордости,
Что же я, дурень, прошу - заметь меня?
Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь
hannahlit: (Default)
Как и без дилижанса :)
Дорогие новоприобретенные френды! Что есть для меня дилижанс, можно понять, прочитав соответствующую запись в избранном :)

1.
Светит солнце, и плакать не хочется,
И тепло, и удобно лежится -
Состояние одиночества
Примеряю, как старые джинсы -

Словно больше ни страха, ни ревности,
Ни разлуки - в помине нет.
... Но молчит Говорящий-с-деревьями
И деревья - молчат в ответ.

2.
Немного усилий - и я разлюблю поезда,
Верней - перестану считать воплощением чуда
И снова вернусь в положение "ехать оттуда"
Хлебнув через край невозможности ехать туда.
А что там за фата-моргана мелькает вдали -
Неважно. Колеса стучат, и дрожат занавески,
Но я перебью этот привкус, внезапный и резкий:
Доеду - и выпью воды.
И наемся земли.

Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь
hannahlit: (Default)
кажется, бредет в Нарготронд.
Автор просит прощенья.

Первый, похоже, оглох и ослеп,
Второго и третьего вовсе нет.
Зачем я сидел на этой скале
Двадцать восемь чертовых лет?

Зачем глядел на это дерьмо,
Кряхтел и ерзал туда-сюда?
Жаль, что я говорить не мог,
А то бы давно сказал ему да -

Со всеми в ряд - пошел бы на фарш.
Какого хрена я жив и здоров?
Вастакские дудки - не хуже арф,
И орки - куда веселей орлов.

Недолго мыкаться одному
По их разрушенным городам -
Я уже знаю, что и кому
Я передам.

Мне просто приятно знать, что ты меня читаешь
Page generated Jun. 24th, 2017 08:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios